на рынке с 1993 года

Аналитика

28.02.2012

Доклад МИПЭ: Система выборов президента: российский и зарубежный опыт

Система выборов президента: российский и зарубежный опыт. Доклад подготовлен Международным институттом политической экспертизы (МИПЭ). Для сравнения были выбраны практики проведения президентских выборов в США, Франции, Мексике, Бразилии, Нигерии. Ряд других стран использовался для расширения сравнения.

  • Все рассматриваемые страны имеют президентскую или президентско-парламентскую форму правления;
  • Во всех, кроме США, выборы носят прямой характер;
  • В основную группу сравнения вошли крупные и федеративные (кроме Франции) государства;
  • Ни одна из стран не рассматривалась как образец, задачей было показать различие культур и электоральных практик, а также их переплетение в неформальных институтах, влияющих на результаты выборов.

Правила выдвижения кандидатов различаются:

  • В Мексике, Бразилии и Нигерии разрешено выдвижение только от партий.
  • Во Франции необходимо собрать 500 подписей лиц, обладающих выборным статусом.
  • В России выдвижение не от парламентской партии возможно только при условии сбора 2 млн. Подписей в поддержку кандидата.
  • В США при самовыдвижении кандидатов условие - не более 5% от числа избирателей в штате. В среднем – 10000 подписей в штате (около 500 000 по стране).
  • Во Франции кандидат в президенты должен заручиться поддержкой пятисот (или 1%) демократически избранных представителей.

В электоральной кампании 2012 года во Франции кандидат от крайне правой партии «Национальный Фронт» Марин Ле Пен (третья по рейтингу, около 17 % поддержки) пока не смогла заручиться поддержкой необходимого числа выборных лиц для своего представления в качестве кандидата в президенты. Ей не хватает менее 100 подписей. Её обращение в Конституционный суд с просьбой пересмотреть эту норму было отвергнуто.

Избирательная система в США запутана настолько, что в некоторых ее аспектах могут разбираться только юристы, специализирующиеся в данной области. Федеральное законодательство причудливо переплетается с законодательством штатов, судебными прецедентами и традициями. Поскольку кандидат в президенты обязан пройти процедуру выдвижения в каждом из штатов, это может себе позволить только кандидат с сильной командой юристов и партийной машиной. Поэтому из 23 кандидатов президенты в 2008 г. во всех штатах в выборах участовали только два фаворита. В этой связи, приходится признать, что сама специфика американской избирательной системы (в частности, ее децентрализованность и сложность избирательного законодательства) может рассматриваться как серьезный барьер для прохождения независимых кандидатов или кандидатов от малых партий.

Де факто даже результат выборов в США (например, во время известной истории по поводу голосования во Флориде во время президентской кампании Буш-Гор в 2000 г., когда Джордж Буш получил 271 голос выборщиков против 266 у Гора, в то время как Гор набрал на 550 000 голосов больше) может определяться не столько избирателями, сколько борьбой команд юристов.

Система подсчета результатов праймериз и кокусов в США дает возможности для манипуляции результатами. Республиканцы обвиняют друг друга в фальсификации на праймериз в Айове. Победа в этом штате имела большое символическое значение, так как следующие штаты ориентировались на результаты первых праймериз. В Айове сначала перенесли место подсчета голосов, затем потеряли данные из нескольких округов. Еще до подведения окончательных результатов было широко объявлено о победе Митта Ромни с минимальным отрывом. Однако оказалось, что на самом деле победил Рик Санторум.

Наиболее либеральное законодательство по финансированию выборов в США, которое фактически не создает никаких ограничений для объемов и источнико вфинансирования. В 2010 г. Верховный суд США пересмотрел и смягчил ряд более ранних положений об участии корпораций в финансировании предвыборных кампаний. И в этом случае крупный бизнес по-прежнему не может давать деньги кандидатам напрямую, но может оплачивать рекламу в их поддержку.
По финансовым причинам во Франции произошел бум возникновения «микропартий»: в 1990 году их было 28, на данный момент около 300. Фонды микропартий используются крупными партиями для финансирования своей деятельности в обход ограничений на объем частных пожертвований. На момент скандала вокруг поддержки Николя Саркози владелицей Л’Ореаль, Лиллиан Беттанкур, 7 министров правительства имели движения в свою поддержку, зарегистрированные как микропартии без единого члена.

В большинстве стран участие кандидатов в дебатах не является обязательным, а фавориты выборов, как правило, отказываются от дебатов с маргинальными кандидатами.

В 2011 г. Комиссия по президентским дебатам (организатор и спонсор дебатов) в США постановила, что к участию в дебатах допускаются только те кандидаты, чьи имена включены в избирательные бюллетени достаточного числа штатов, чтобы иметь возможность выиграть выборы, которые имеют поддержку, по меньшей мере, у 15% электората по оценкам пяти независимых служб, изучающих общественное мнение.

Практика общенациональных дебатов во Франции касается второго тура президентских выборов. Как правило, кандидат от социалистов и кандидат от правых избегают прямого очного столкновения в эфире с крайне левыми или крайне правыми кандидатами, ограничиваясь заочной полемикой. Так, во втором туре президентских выборов 2002 года Жак Ширак отказался от дебатов с кандидатом от Национального Фронта, Жан-Мари Ле Пеном.

Подобная же традиция существует и в постсоветских странах. К примеру, на выборах президента Грузии в 2004 и 2008 гг. Михаил Саакашвили не участвовал в дебатах со своими оппонентами.

В США существуют манипуляции со списками избирателей. Так, республиканцы затрудняют регистрацию представителей малообеспеченных, этнических и расовых меньшинств в качестве избирателей (различные цензы в штатах) и регистрируют «мертвые души». Демократы, напротив, заинтересованы в расширении числа избирателей и занимаются доставкой на участки организованных групп граждан, главным образом, представляющих этнические меньшинства. В период нахождения у власти республиканцев были зафиксированы случаи, когда Пентагон, занимающийся организацией голосования граждан, находящихся за рубежом, создавал препятствия для этого голосования.

В Эстонии и Латвии т.н. неграждане лишены избирательных прав, не имеют права избирать и быть избранными. Исключение данных людей из списков избирателей приводит к доминированию в парламентах правых и националистических партий, что в противном случае было бы невозможно.

В Украине в период нахождения у власти президента Ющенко активно использовались технологии намеренной порчи списков избирателей путем украинизации русских фамилий и искажения адресов. Кроме того, укрупнение участков на Юго-Востоке преследовало цель создания очередей к урнам для голосования и тем самым снижения явки оппозиционных избирателей.

Факторы, увеличивающие конкурентность выборов

  • Независимая судебная власть;
  • Представленность оппозиции в парламенте и региональной власти (наиболее характерный пример – случаи «разделенного правления» во Франции);
  • Наличие внутриэлитных конфликтов;
  • Наличие устойчивой традиции политической конкуренции (США, Франция);
  • Независимые СМИ;
  • Система федерализма;
  • Наличие региональных, этнических, субэтнических, культурных и конфессиональных расколов ("библейский пояс" и побережья в США, Запад, Центр и Юго-Восток в Украине, Север и Юг в Киргизии, Север (развивающийся) и Юг (развитый) в Бразилии, “атеисты” и “католики” во Франции, мусульманский север и христианский юг в Нигерии).

Президентские поправки в избирательное законодательство России

Поправки в избирательное законодательство, предложенные президентом Дмитрием Медведевым (по упрощению порядка регистрации партий, возможности выдвижения кандидатов в президенты от зарегистрированных партий без сбора подписей, снижение барьера для сбора подписей до 300 000) устраняют чрезмерные барьеры для участия в выборах оппозиционных кандидатов.

Переход к выборности губернаторов должен в перспективе привести к распределению административного ресурса между различными политическими силами.

Однако для ускоренного движения к реальной конкурентности выборов необходимы развитое гражданское общество, независимые СМИ, независимая судебная система.

Авторский коллектив

Общая редакция:

  • Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы (МИПЭ);
  • Кирилл Петров, к п.н. руководитель аналитического департамента МИПЭ.

Помощь в подготовке разделов:

  • Андрей Казанцев, д.п.н., и.о. директора Аналитического центра МГИМО (У) МИД РОССИИ;
  • Алексей Кочетков, руководитель организации CISEMO;
  • Игорь Борисов, председатель совета Российского общественного института избирательного права;
  • Егор Гаврилов, независимый эксперт (Франция).

В подготовке также принимали участие:

  • Владимир Лубянко
  • Инна Романова
Опубликовать в: Twitter Facebook